Троицкое, имение Дашковой.

Троицкое — центр сельского поселения Жуковского района. Поместье Екатерины Романовны Дашковой, сохранившееся в руинах.

Старинное село Троицкое на р. Протве известно с середины 17в. как владение князей Дашковых. Последний представитель этого рода по мужской линии подпоручик князь М. И. Дашков в 1759 году женился на пятнадцатилетней дочери графа Воронцова. В 1764 году М.И. Дашков умер, и его двадцатилетняя вдова вступила во владение Троицким. Здесь она провела часть своей жизни, здесь она и похоронена.

М. И. Дашков, муж знаменитой княгини, унаследовал село от предков. В нем они провели лето после свадьбы (14 февраля 1759). Дом тогда в усадьбе был деревянный, и князь начал подготовительные работы по устройству каменного, однако не успел их осуществить. Вдовая княгиня часто наезжала в Троицкое. (По другим указаниям, впервые приехала, чтобы принять участие в освящении церкви в 1765 году).

В 1795 году Дашкова уехала из Петербурга и проживала в Москве и здесь. В 1796 году, взойдя на престол, Павел I лишил ее орденов и должностей и приказал жить в Новгородской губернии, и лишь после хлопот Нелидовой (или Марии Федоровны) ей разрешили перебраться в Калужскую губернию. 

Ансамбль имения

Она окончательно, на оставшиеся 20 лет, поселилась здесь. В том же году она писала: «Вернувшись из Круглого, решила закончить начатые постройки. Четыре дома были достроены, и я еще больше украсила свой сад. Так что он стал для меня настоящим раем. И каждое дерево, каждый куст был посажен при мне».

Ворота

Центром поместья являлся большой усадебный дом (не сохранился), по бокам которого стояли флигеля и многочисленные службы: крепостной театр, школа верховой езды, конюшня, гостевой дом, дом для слуг, оранжерея, лечебница, дом управляющего. Перед главным домом располагался парадный двор, замыкавшийся изящными каменными воротами. Именно они — наиболее запоминающаяся часть из того, что сохранилось от ансамбля поместья. Существует версия, что они — работа Баженова. «Это небольшое по размерам сооружение подчеркнуто монументально.

Дашкова активно принимала участие в их проектировании. Ей до всего было дело: гостья села Кэтрин Вильмот пишет — «она учит каменщиков класть стены, помогает делать дорожки, ходит кормить коров, сочиняет статьи для печати…она доктор, аптекарь, фельдшер, кузнец, плотник, судья, законник…». На берегу реки был устроен большой пейзажный парк, один из первых «английских» парков в России. «На реке работала мельница, внутри парка был разбит большой фруктовый сад с чайным домиком посередине, заложены оранжереи для диковинных растений». 

Обелиск

Дом стоял на правом, крутом берегу Протвы. Обрывистый склон был оформлен террасами и облицован камнем.  Был специально насыпан холм, увенчанный беседкой, где княгиня любила проводить свое время. Кэтрин Вильмот, жившая несколько лет в Троицком, писала: «Княгиня, очень любит тропинку, петляющую среди берез, — она ведет к холму, на котором высится гранитный монумент, посвященный восшествию Екатерины на Трон! Позади него — келья отшельника с высеченными из камня сидениями, устланными мхом, а за ней начинаются лесные дебри…».

Дашкова прекрасно наладила хозяйство в имении, при ней усадьба достигла своего подъема. Крестьянские хозяйства окрест содержались в образцовом состоянии. Вокруг усадьбы было 16 деревень, принадлежавших Е.Р. Дашковой, в них проживало около 5 тысяч крепостных. 

Церковь Троицы Живоначальной

Сохранилась церковь, построенная Дашковой. «Троицкий храм принадлежит к широко распространенному типу трапезных церквей с композицией, состоящей из собственно храма, пристроенной к нему трапезной и колокольни. Стилистически храм представляет собой провинциальный вариант московского барокко. В этом храме в соответствии с завещанием была похоронена Екатерина Романовна».

К концу XIX века следы надгробия были практически затеряны. 22 октября 1999 по инициативе МГИ им. Е. Р. Дашковой надгробие было восстановлено и освящено. 

После Дашковой

В последние годы Дашкова превратилась в скаредную, неопрятную старуху, из жадности собиравшую объедки, будучи в гостях. «Родители мои вспоминали о скуке, когда, по родственной обязанности, они гащивали у их тетки в селе Троицком», — вспоминал о визитах к ней М. Д. Бутурлин. Умерла Дашкова в 1810 году в полном одиночестве, тело ее перевезли в Троицкое. Ее дочь и сын, с которыми она была в ссоре, к этой поре уже скончались.

Дашкова завещала свое имущество и выхлопотала разрешение присоединить фамилию через дефис своему внучатому племяннику Ивану Илларионовичу Воронцову-Дашкову. Однако он не жил в нем. В 1825 году проезжий мимо Бутурлин был поражен беспризорностью усадьбы. Дом был пуст, крестьяне тащили оттуда все, библиотека была разграблена. Затем усадьбу перестроили в суконную фабрику, потом в бумажную, потом совсем забросили.

В середине 20 века главный дом разобрали. От великолепного «английского» имения остались остатки плотины, руины флигелей и театра, ворота и обелиск. В парке уцелела единственная посаженная ею аллея. Под парком был тайный ход-тоннель, часть которого обнаружена и превращена в погреб для воспитанников интерната.